Философия бытия
Каждое сердце обязано «породить» любовь!Каждое сердце обязано «породить» любовь!

А ревность – самый главный враг человека

Что значит верить в Бога?Что значит верить в Бога?

Многие полагают, что верить в Бога — значит признавать Его существование. На самом деле знать о существовании Аллаха недостаточно для того, чтобы уверовать в Него. Шайтан не просто знает об Аллахе. 



Новые публикации
Kamandar Şərifli: “Ömürdən yarpaqlar - gördüyüm torpaqlar”Kamandar Şərifli: “Ömürdən yarpaqlar - gördüyüm torpaqlar”

Səyahət və memuar ədəbiyyatı orta əsrlərdə, müasir roman janrından çox öncələr yaranmağa başlamışdır. 

Вышел в свет новый номер журнала “Azeri Observer”Вышел в свет новый номер журнала “Azeri Observer”

Азербайджанское государство с первых же дней своего создания избрало путь демократического государственного строя, и его шаги в данном направлении, а также их успешные результаты сегодня видны всем. 

Каковы правовые последствия нагорно-карабахскиx резолюций СБ ООН спустя 22 года после их принятия

После распада Советского Союза aрмяно-азербайджанский, нагорно-карабахский конфликт стал одним из нерешенных и затянувшихся конфликтов на Южном Кавказе. В основе конфликта лежaт территориальные притязания Армении к Азербайджану на Нагорный Карабах с выдвижением этнических и национальных доказательств. 

При этом международные организации и региональные государства – Россия, Казахстан и ОБСЕ – сделали попытки урегулировать конфликт, но эти попытки не имели положительных результатов. Таким образом, можно сказать, что главным приоритетом посредников конфликта, очевидно, было сохранение своих интересов, вследствие чего конфликтная ситуация остается болезненной и неурегулированной проблемой на Южном Кавказе. 

Более четверти века, Армения в нарушение всех действующих международно-правовых норм и принципов, проводит политику этнических чисток и оккупационную политику против Азербайджана. Тогда, почти 22 года назад в самый разгар военной оккупационной компании Армении на территории Азербайджана Совет Безопасности ООН принял знаменитые четыре резолюции по результатам международно-правовых действий, которых должна была восторжествовать справедливость в Нагорно-Карабахском регионе Азербайджана. Но, к сожалению, отсутствие объективной политико-правовой оценки со стороны международных организаций затянуло разрешение конфликта на более чем двадцать лет. 

Сделав правовой акцент на данное исследование, хотелось бы напомнить, что Совет Безопасности ООН занимает уникальное положение не только в самой организации, но и во всей системе международных отношений. Прежде всего, это связано с тем, что на него возложена главная ответственность за поддержание мира и безопасности. 

Сегодня все большую актуальность приобретает вопрос повышения эффективности СБ ООН, включая использование всех его уставных возможностей по поддержанию мира. Скорее всего, главная причина недостаточной эффективности Совета заключается в его неспособности в ряде случаев обеспечить реализацию своих резолюций. Наглядным тому примером служит армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт.

Требования о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР, начавшиеся в 1988 году, после распада СССР переросли в вооруженный конфликт международного характера. В результате военных действий Армения оккупировала не только бывшую НКАО, но и территории соседних семи административных районов Азербайджана, изгнав оттуда все азербайджанское население и размещая на этой территории армянских переселенцев. Первоначальные призывы о присоединении Нагорного Карабаха к Армении сменились требованием признания полного суверенитета не признанной ни одним государством мира до сих пор т.н. «Нагорно-Карабахской Республики». 

Еще в 1993 году СБ ООН были приняты 4 резолюции – 822, 853, 874 и 884, в которых подтверждаются суверенитет и территориальная целостность Азербайджанской Республики, нерушимость международных границ и недопустимость применения силы для приобретения территории. Резолюции требуют незамедлительного прекращения военных действий, немедленного, полного и безоговорочного вывода всех оккупационных войск с территории Азербайджана. 

Резолюции Совета Безопасности являются юридически обязательными к исполнению для всех государств-членов ООН (ст. 25, 48 Устава ООН). Они являются окончательными и не могут быть обжалованы. Однако Армения до сих пор не выполняет требований данных резолюций. 

При этом СБ ООН наделен достаточным количеством полномочий, необходимых для того, чтобы государства-члены организации исполняли свои резолюции. Устав ООН наделяет Совет Безопасности правом на применение временных и принудительных мер. Временные меры направлены на предотвращение ухудшения ситуации и не должны наносить ущерба правам, притязаниям или положению заинтересованных сторон. Такие меры могут включать требование к сторонам прекратить вооруженные действия, отвести войска на определенные рубежи, а также прибегнуть к той или иной процедуре мирного урегулирования, включая вступление в непосредственные переговоры, обращение к арбитражу, использование региональных организаций и органов. 

Принудительные меры подразделяются на меры, не связанные с использованием вооруженных сил, и на действия с применением вооруженных сил (ст. 41 и 42 Устава ООН). Применение их – исключительно в компетенции Совета Безопасности, входящей в одно из важнейших его полномочий. 

Согласно ст. 41 Устава, принудительные меры, не связанные с использованием вооруженных сил, могут включать полный или частичный разрыв экономических отношений, железнодорожных, морских, почтовых, телеграфных, радио– и других средств сообщения, разрыв дипломатических отношений, а также иные меры подобного характера. 

В случаях, когда вышеуказанные меры становятся недостаточными или неэффективными, Совет Безопасности на основе ст. 42 Устава имеет право предпринимать действия, необходимые для поддержания международного мира и безопасности, с применением силы. 

Опыт применения санкций к Ираку может служить иллюстрацией возможностей Совета Безопасности. В день нападения Ирака на Кувейт (2 августа 1990 г.) Совет принимает резолюцию, которая определяет факт нарушения мира (ст. 39 Устава), а также рекомендует пути немедленного прекращения агрессии (ст. 40). В следующей резолюции Совет констатирует невыполнение Ираком предыдущей и определяет меры по восстановлению власти законного правительства Кувейта. 

В числе предписанных мер – прекращение всех экономических связей и отказ от признания любого оккупационного правительства. Следующая резолюция предусматривала применение вооруженных сил. С юридической точки зрения особый интерес представляет резолюция от 25 сентября. Она устанавливала, что все правовые акты Ирака, противоречащие резолюциям Совета, являются ничтожными. Сославшись на ст. 103 Устава о приоритете обязательств по Уставу, Совет обязал все государства, независимо от их договоров, прекратить авиационные связи с Ираком. 

Иными словами, обязательная резолюция Совета Безопасности приравнена к обязательствам по Уставу.

Резолюции поставили условия прекращения военных действий, порядок возмещения нанесенного ущерба и др. В результате они заменили не только соглашения о перемирии, но и мирный договор. Санкции применялись Советом Безопасности и в других случаях – в отношении Ливии и Югославии. В последнем случае Совет сыграл важную роль в разработке условий мирного урегулирования. 

Особым видом принудительных мер является приостановление осуществления прав и привилегий любого члена ООН, в отношении которого Совет Безопасности принял решение о действиях принудительного характера. Такой мерой является и исключение из членов организации за нарушение ее Устава (ст. 6). 

Ни одна из вышеуказанных мер не была применена к Армении, и агрессия продолжается по сей день. Исполнение резолюций Совета в одних случаях и неисполнение в других нельзя назвать не чем иным, как политикой двойных стандартов. 

Азербайджанская Республика – сторонница разрешения карабахского конфликта мирным путем в рамках общепризнанных принципов и норм международного права. Однако современный процесс применения международного права попал в процесс политизации, в связи с чем затруднен процесс признания действий определенных государств легитимными либо противоречащими международному праву. Неисполнение резолюций СБ ООН повлекло за собой перевод вопроса урегулирования конфликта из международной организации в региональную – ОБСЕ и созданную ею Минскую группу. Хотя сопредседатели МГ (США, Франция и Россия) неоднократно выступали с заявлениями о неприемлемости сложившегося статус-кво, тем не менее, основную часть своей работы проводят в области эскалации конфликта, нежели поиска конкретных решений для разрешения ключевых проблем, имеющих большое значение для нашей страны. На самом деле, война продолжается нa активной военной фазe прекращения огня. Вооруженные силы Армении регулярно нарушают режим прекращения огня 60-70 раз в сутки на переднем крае, и начало военных действий является возможным в любой момент. Россия, как член "тройки" сопредседателей Минской группы ОБСЕ вместе с США и Францией, стремится находить решение, которое будет способствовать урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Созданная в марте 1992 года выполнить миссию посредника в урегулировании конфликта в Hагорно-kарабахском регионе Азербайджана, Минскaя группa ОБСЕ настаивает на постоянном прекращении огня и в результате бездействия часто впечатляющим с точки зрения «деятельность» в марте этого года отметит 23-й юбилeй.

Справедливости ради следует отметить что, подтверждение в резолюциях Советa Безопасности ООН 1993 года уважения суверенитета и территориальной целостности Азербайджанской Республики с учетом применения формулировки «нагорно-карабахский регион Азербайджанской Республики», которая регулярно вносится также в ежегодно принимаемые Генеральной Ассамблеей ООН резолюции «Сотрудничество между Организацией Объединенных Наций и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе», делает полностью бессмысленными все предыдущие и последующие споры о принадлежности Нагорного Карабаха и мнимых иллюзиях о праве его населения на самоопределение в контексте отделения.

Можно с уверенностью утверждать, что с учетом подтверждения Советом Безопасности ООН в резолюциях по нагорно-карабахскому конфликту нерушимости международных границ, недопустимости применения силы для приобретения территории и осуждения захвата территорий Азербайджанской Республики действия противоположной стороны могут рассматриваться не иначе как нарушение известных положений Устава ООН.

Нормативно-правовую базу и механизм существующего переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта на основе упомянутых резолюций Совета Безопасности ООН составляют соответствующие решения в рамках СБСЕ/ОБСЕ.

На состоявшейся в 1992 году Хельсинкской дополнительной встрече Совета СБСЕ министры иностранных дел стран СБСЕ выразили глубокую озабоченность в связи с продолжающейся эскалацией вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе и вокруг него и просили Действующего председателя Совета министров СБСЕ созвать как можно скорее в Минске конференцию по Нагорному Карабаху под эгидой СБСЕ.24 марта 1992 г. министрами иностранных дел СБСЕ была созвана конференция по Нагорному Карабаху. Ее участниками стали Армения, Азербайджан, Беларусь, Чехия и Словакия, Франция, Германия, Италия, Россия, Швеция, Турция и США. Целью конференции ставилось добиться прекращения огня и начать политические переговоры об окончательном статусе Нагорного Карабаха. А основной целью новосозданной Минской группы CБСЕ являлось обеспечение постоянного форума для переговоров по мирному разрешению кризиса на базе принципов, обязательств и положений CБСЕ.

На саммите СБСЕ, состоявшемся в столице Венгрии в 1994 году, была подтверждена приверженность соответствующим резолюциям Совета Безопасности ООН и принято решение об активизации действий СБСЕ в связи с нагорно-карабахским конфликтом. Одновременно главы государств и правительств поручили Действующему председателю СБСЕ назначить сопредседателей Минской конференции, с тем, чтобы создать единую и согласованную базу для переговоров, а также обеспечить полную координацию всей посреднической и переговорной деятельности. Главы государств и правительств заявили также о своей политической готовности предоставить многонациональные силы СБСЕ по поддержанию мира после достижения сторонами политического соглашения о прекращении вооруженного конфликта. 23 марта 1995 года председатель ОБСЕ, исполняя решения Будапештского саммита, выдал мандат на сопредседательство в процессе.

С конца 1996 года российский посредник получил пост постоянного сопредседателя МГ ОБСЕ. 1 января 1997 г. Франция была избрана сопредседателем МГ ОБСЕ. Это вызвало жесткое возражение Азербайджана, считавшего Францию проармянски настроенным государством, где у армянской диаспоры имеется сильное лобби. В связи с этим Азербайджан обратился с просьбой к ОБСЕ пересмотреть это решение и назначить сопредседателем МГ ОБСЕ представителя США. В результате, 14 февраля 1997 г. было принято компромиссное решение о трех сопредседателях: России, Франции и США.

Анализ армяно-азербайджанского конфликта, генерируемого агрессивным национализмом и мотивированного территориальными притязаниями Армении к Азербайджану, может быть проведен только с позиции аналитических исследований. История показала, что армянские сепаратисты, используя влияние армянской диаспоры в США, Франции и других государствах, силой и угрозами изгнало азербайджанское население с их коренных земель, прибегая к дипломатии и хитрости для придания законности своим агрессивным преступным действиям. 

Между тем, военные действия армянских боевиков не прекращались, кровопролитие продолжалось, страдало мирное население, a Минская группа принялa т.н. «поэтапную» концепцию урегулирования конфликта. После заявление совета глав государств СНГ от 15 апреля 1994 года, 5 мая 1994 года при посредничестве России, Киргизии и Межпарламентской Ассамблеи СНГ в столице Киргизии Бишкеке – Азербайджан и Армения подписали протокол, вошедший в историю урегулирования нагорно-карабахского конфликта как Бишкекский, на основании которого 12 мая того же года была достигнута договоренность о прекращении огня.

Как утверждали международные и региональные посредники в лице России, это – ознаменовало завершение первого важного этапа конфликта и являлось “колоссальной победой” дипломатии посредников. Это признала и армянская сторона, считая прекращение огня в разрешении конфликта существенным прогрессом.

На протяжении прошедших почти 22-х лет, целый ряд международных организаций, так или иначе, участвуют в процессе урегулирования HK конфликта - ООН, Европейский союз, Совет Европы, Организация Исламская конференция, ГУАМ. Международными организациями накоплен позитивный опыт по разрешению такого рода конфликтов. И все последующие годы международное сообщество уверяло нас, что успех мирного процесса зависит также от конструктивного подхода сторон и активной помощи международного сообщества, в особенности сопредседателей Минской группы ОБСЕ.

По прошествии лет, проводя правовой анализ роли в разрешении конфликта столь весомой и важной международной организации как ООН и региональной организации как ОБСЕ, следует отметить, что Минская группа сложилась в целях усиления влияния тогдашнего СБСЕ на процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Первоначально было принято решение созвать под эгидой СБСЕ конференцию в Минске с участием 11 государств, а также в качестве заинтересованных сторон - избранных и других представителей Нагорного Карабаха, которая из-за разнонаправленных позиций противоборствующих сторон - участников нагорно-карабахского конфликта, так и не состоялась. При этом никакого отдельного решения в СБСЕ о создании Минской группы не было, как не было и нет у нее до сих пор и соответствующего мандата. ОБСЕ декларируя желание урегулировать конфликт, на деле не проявляет должной активности, по причине того, что институты ОБСЕ устарели и перестали отвечать реалиям сегодняшнего дня. Излишняя политизированность и неповоротливость ее институтов мешают реализации возложенных на нее функций.

Минская группа ОБСЕ фактически и отчасти - юридически является временной вспомогательной структурой, действующей до созыва Международной конференции по Нагорному Карабаху под эгидой данной организации, которая должна когда-нибудь состояться в Минске. Одновременно Минская группа ОБСЕ, в лице ее сопредседателей - основной существующий на сегодняшний день институт, занятый поиском политического решения конфликта. Ее цели можно сформулировать следующим образом: обеспечение при поддержке со стороны данной группы переговоров и, в конечном итоге, достижение урегулирования конфликта.

Вместе с тем нельзя не учитывать, что каждая из стран-сопредседателей Минской группы имеет на Южном Кавказе и свои особые интересы. Значимость Южного Кавказа, помимо геополитической и геостратегической составляющих, базируется также на наличии здесь запасов и транзита углеводородов. Все это делает политику, проводимую в этом регионе, еще более сложной и запутанной.

Сложная позиция остается также из-за политического противостояния между странами-сопредседателями. У России также как и других стран-сопредседателей сложная двухстандартная ситуация: с одной стороны, Армения-союзник России в военно-политическом плане, она сдерживает Запад на Южном Кавказе и при этом имея в Армении две военные базы, будучи основным посредником в разрешении вооруженного конфликта ежегодно поставляет в Армению военно-стратегическое оборудование на сумму полтора миллиона долларов США. 

C другой, - Азербайджан - главный партнер-донор России по энергетическим вопросам в этом регионе. Поэтому позиция России во многом опирается как на союзнические, так и на прагматико-политические цели при урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Отчетливо заметно стремление Запада потеснить Россию с роли посредника в решении нагорно-карабахской проблемы, однако именно России продолжительное время удается “поддерживать” сбалансированные отношения с Арменией и Азербайджаном. Поэтому Западу, вряд ли удастся вытеснить Россию с ведущей роли в “урегулировании” нагорно-карабахского конфликта. У США и Франции, как сопредседателей Минской группы ОБСЕ, которые взялись за урегулирование проблемы Нагорного Карабаха каждый с позиции в первую очередь внешнеполитических ведомств своих стран, имея в данном регионе свои геополитические интересы.

На протяжении своего существования Минская группа неоднократно представляла недоработанные планы по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Очередной попыткой реанимировать процесс политического урегулирования конфликта стала презентация (Мадрид, 29 ноября 2007 г.) нового документа, получившего название «Мадридских принципов» урегулирования нагорно-карабахского конфликта, которые затем были обновлены в 2009 и представлены сторонам конфликта в 2011 году. В ходе этих переговоров, последовательно прошедших несколько этапов, Азербайджан настаивал и справедливо с точки зрения международного права настаивает на сохранении своей территориальной целостности, а Армения добивалась и добивается признания независимости Нагорного Карабаха.

Кacaтeльнo знaмeнитых Резолюций СБ ООН по Нагорному Карабаху, тo в данном случае надо рассматривать в контексте того исторического периода, когда они принимались (с апреля по ноябрь 1993 г.), то есть в самый разгар войны в Нагорном Карабахе и близлежащих районах. В них формулируются требования прекращения огня; сохранения территориальной целостности Азербайджана, а потому немедленного и полного вывода оккупационных сил из районов Азербайджана, занятых армяно-карабахскими войсками, и возвращении туда беженцев (резолюция 853). Рассматриваемые резолюции СБ ООН содержат и ряд других требований и призывов к Армении, которые так и остались на бумаге, а именно: «восстановить экономические, транспортные и энергетические связи в регионе» (резолюция 853); «устранить все препятствия для коммуникаций и транспорта» (резолюция 874); ряд требований по организации переговорного процесса.

Что касается выполнения нагорно-карабахских резолюций СБ ООН участниками конфликта, то можно констатировать, что Армения практически не отреагировала на призыв мирового сообщества оказывать «сдерживающее» влияние на НК, и в настоящее время умышленно не акцентирует внимания на нем в переговорном процессе; Ереван продолжаeт не выполнять требования вывода оккупирующих сил из районов Азербайджана за пределами НК под предлогом необходимости «пакетного», всеобъемлющего урегулирования.

Достичь полномасштабного осуществления указанных резолюций СБ ООН можно лишь при безусловной реализации взаимных обязательств сторон нагорно-карабахского конфликта, изменении нереалистичных требований армянской стороны и более жесткой сбалансированной позиции международных посреднических миссий по отношении к стране–оккупанту. В итоге главным и единственным коллосальным дипломатическим достижением этой организации за долгие годы бездарной деятельности остается лишь достижение перемирия. 

Следует констатировать тот факт, что ООН заморозила свою деятельность в данном конфликте, дабы не подрывать собственный авторитет, поскольку 4 резолюции СБ ООН остались до сих пор невыполненными. Представляется целесообразным, чтобы ООН через свои механизмы активизировала свою деятельность в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, поскольку главная ответственность за мирный исход конфликта в случае провала переговоров ляжет именно на нее.

Несмотря на непоследовательность и безрезультатность существующей долгое время посреднической миссии в рамках ОБСЕ, Азербайджан продолжает оставаться сторонником конструктивного решения конфликта мирным путем. Целью правительства Азербайджана является, руководствуясь основными нормами и принципами международного права освобождение всех оккупированных территорий, возвращение в свои дома вынужденных переселенцев и достижение стабильности и мира в нагорно-карабахской части Азербайджана, а также во всем южно-кавказском регионе. Основной целью процесса урегулирования является разработка статуса Нагорного Карабаха в составе Азербайджана, определение его модели и правовых рамок. Азербайджанская сторона верит, что процесс определения какого-либо статуса должен проводиться с прямым, полным и равноправным участием всего населения края, в том числе азербайджанской и армянской общин, в мирных условиях и конструктивной взаимосвязи с правительством Азербайджана в рамках правовых и демократических процессов.

P.S. Предполагалось, что прекращение огня т.е. перемирие станет лишь трамплином для дипломатических действий: т.е. даст «передышку для переговоров в целях заключения более длительных соглашений». Именно к этому все эти годы стремилась Азербайджанская Республика. Однако как только Азербайджанская Республика придет к твердому убеждению о том, что мирное урегулирование, основанное на выводе войск Республики Армения из Нагорного Карабаха и прилегающих районов, не является достижимым, она имеет право по Уставу ООН (cт. 51) прекратить состояние прекращения огня и возобновить реализацию права на самооборону. 


Камран Бехбудов,

доктор правовых наук

Опубликовано: 8 Апрель, 2015 16:47 | Просмотров: 1781 | ]]>Печать]]>
All right reserved www.elections.az
Powered by Danneo