Философия бытия
Каждое сердце обязано «породить» любовь!Каждое сердце обязано «породить» любовь!

А ревность – самый главный враг человека

Что значит верить в Бога?Что значит верить в Бога?

Многие полагают, что верить в Бога — значит признавать Его существование. На самом деле знать о существовании Аллаха недостаточно для того, чтобы уверовать в Него. Шайтан не просто знает об Аллахе. 



Новые публикации
Kamandar Şərifli: “Ömürdən yarpaqlar - gördüyüm torpaqlar”Kamandar Şərifli: “Ömürdən yarpaqlar - gördüyüm torpaqlar”

Səyahət və memuar ədəbiyyatı orta əsrlərdə, müasir roman janrından çox öncələr yaranmağa başlamışdır. 

Вышел в свет новый номер журнала “Azeri Observer”Вышел в свет новый номер журнала “Azeri Observer”

Азербайджанское государство с первых же дней своего создания избрало путь демократического государственного строя, и его шаги в данном направлении, а также их успешные результаты сегодня видны всем. 

Историко-правовой анализ причин возникновения армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта

Более четверти века, Армения в нарушение всех действующих международно-правовых норм и принципов, проводит политику этнических чисток и оккупационную политику против Азербайджана.



Анализ армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, генерируемого агрессивным национализмом и мотивированного территориальными притязаниями Армении к Азербайджану, следует рассматривать только с позиции глубоких стратегических исследований историко-правовых причин ВОЗНИКНОВЕНИЯ армяно-азербайджанского конфликта. История показала, что армянские сепаратисты, используя влияние армянской диаспоры в США, Франции и других государствах, силой и угрозами изгнало азербайджанское население с их коренных земель, прибегая к дипломатии и хитрости для придания законности своим агрессивным преступным действиям. 

Для оправдания территориальных притязаний Армении против Азербайджана представители официального Еревана часто выдвигают тезис о том, что Нагорный Карабах якобы никогда не был под юрисдикцией независимого Азербайджана. В основе этого утверждения лежат следующие необоснованные аргументы армянской стороны: 

Во-первых, во времена, когда независимый Азербайджан стал частью Совет-ского Союза, Карабах не находился под его юрисдикцией, о чем свидетельст-вует решение Лиги Наций, которым отказано признать Азербайджан из-за его притязаний на армянонаселенные территории Восточного Закавказья и, в част-ности, Нагорный Карабах, а также отсутствия эффективного государственного контроля над своей предполагаемой территорией и неспособности обосновать легитимность границ этой территории. 

При этом следует подчеркнуть тот факт, что охотно делясь на различных уровнях собственным толкованием результатов рассмотрения заявки Азербайджана в Лиги Наций, официальный Ереван в то же время старается не привлекать внимания к аналогичным итогам по Армении, «забывая» о существовании соответствующих официальных документов Лиги Наций. 

Так, говоря об Азербайджане как о «территории, которая никогда ранее не составляла государство», армянская сторона умалчивает тот факт, что Лига Наций не считала государством саму Армению. 

Уже в первом абзаце Меморандума, согласованного на заседании Совета Лиги Наций, состоявшемся 11 апреля 1920 года в Париже, говорится, что «Верховный Совет Союзных Держав, желая обеспечения существования, порядка и безопасности армянской нации, принял решение создать независимую Армянскую Республику, чьи границы и статус будут установлены подготавливаемым мирным договором с Турецкой империей и другими международными конвенциями». Очевидно, что Совет исходил из того понимания, что «она (Армения – Авт.) не является государством ».

В Меморандуме указывалось, что в письме лорда Керзона от 12 марта 1920 года, адресованном председателю Лиги Наций, а также в письмах делегации Армении содержится просьба к Лиге Наций принять мандат на Армению в соответствии с положениями статьи 22 Устава Лиги Наций. Далее в Меморандуме подчеркивалось, что данная статья не предусматривает принятие и исполнение Лигой Нацией какого-либо мандата. Наоборот, она предполагает наблюдение со стороны Лиги Наций за выполнением мандата, вверенного государству для общин, которые ранее принадлежали Османской империи.

На этой основе Совет Лиги Наций пришел к заключению, что будущее армянской нации может быть лучше всего обеспечено, если член Лиги Наций или другое государство пожелает принять мандат на Армению под наблюдением и при полной моральной поддержке Лиги Наций.

В ответ на этот Меморандум Верховный Совет Союзных Держав обратился 26 апреля 1920 года к правительству США принять мандат на Армению, а президенту США предложил стать третейским судьей по границам Армении. Но 31 мая 1920 года Сенат США отказался принять данный мандат, в то время как президент США дал согласие на пост третейского судьи по границам Армении. Однако выполнить эту миссию ему так и не удалось. Тем временем, поверженная по итогам Первой мировой войны Османская империя была принуждена подписать 10 августа 1920 года Севрский договор, в котором, в частности, Турция и Армения соглашались направить на третейский суд президента США вопрос о границах между собой. В этом же договоре указывалось, что границы между Арменией, Азербайджаном и Грузией будут определены соответственно посредством прямых соглашений между указанными государствами.

Лига Наций рассматривала армянскую нацию как общину, ранее принадлежавшую Османской империи. После провозглашения своей независимости Армения не имела ясных и признанных границ и располагалась на территории, уступленной ей Азербайджанской Демократической Республикой в 1918 году. Но этого Армении было мало и она претендовала на часть территорий Турции, Грузии и Азербайджана. 28 мая 1919 года правительство Армении приняло Декларацию независимости Объединенной Армении, в которой объявило об «…объединении армянских территорий Закавказья и Османской империи …» и провозгласило себя «…правительством Объединенной Армянской Республики».

Однако Севрский договор был отвергнут нарастающим движением кямалистов, не был ратифицирован и, соответственно, не вступил в силу. В ответ на три обращения армянской делегации о наступлении турецких войск необходимости принятия мер в этой связи, в том числе по соблюдению положений Севрского договора, ни Совет Лиги Наций, ни Верховный Совет Союзных Держав, ни президент США, ни Генеральный секретарь Лиги Наций не предприняли каких-либо практических шагов. Закономерным было и то, что наряду с Азербайджаном, территориальные притязания Армении отвергла также и Грузия. Что касается обращения Армении о приеме в Лигу Наций, то Пятый Комитет в своем докладе от 10 декабря 1920 года рекомендовал Ассамблее сообщить правительству Армении о том, что «обстоятельства таковы, что не дают возможность Ассамблее прийти к определенному решению». 

Далее в докладе говорится о том, что Армения «не имеет написанной конституции», а ее «нынешнее правительство не может рассматриваться как стабильное». Кроме того, интерес в документе вызывает также фраза о том, что «границы (Армении - Авт.) еще не зафиксированы ». Эти выводы не могут не обратить на себя внимание главным образом из-за утверждений армянской стороны о том, что одной из причин отказа принять Азербайджан в члены Лиги Наций было отсутствие у него «стабильного правительства».

Принятие Армении в члены Лиги Наций было отвергнуто 16 декабря 1920 года 21 голосами против 8 при 13 воздержавшихся. По мнению очевидца событий тех времен З.Авалова, «таково было не-избежное последствие политического азарта, которым диктовались территориальные требования Армении, несоответствия поставленных ею задач собственным силам и фатальной ослепленности в оценке событий и обстановки» . 

Таким образом, армянский вопрос рассматривался Лигой Наций в контексте Османской империи, вместе с турецким вопросом. Лига Наций провозглашенную Армянскую Республику не считала государством, а исходила из того, что это образование не обладает ясными и признанными границами, не имеет статуса и конституции, а его правительство – нестабильное. В итоге, наспех созданная Армения не была принята в Лигу Наций.

Во вторых, законность оснований отделения Нагорного Карабаха от Азербайджана в процессе демонтажа СССР в 1991 году и создания «Нагорно-Карабахской Республики».

При этом особый акцент делается на положения Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля 1990 года, согласно которым при осуществлении союзной республикой предусмотренной в этом Законе процедуры выхода из состава СССР автономные образования получали право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе.

 Рассматривая исторические аргументы Азербайджана по вопросу о вступлении в Лигу Наций следует отметить тот факт, что после вступления в 1918 году британских войск в Баку генерал В.Томсон, представлявший Союзные Державы, признал Нагорный Карабах вместе с соседним Зангезурским уездом под администрацией Азербайджана. Он подтвердил назначение правительством Азербайджана Хосрова Султанова в качестве губернатора Карабахского генерал-губернаторства, в состав которого входили и эти два региона. В 1919 году армянская ассамблея Нагорного Карабаха официально признала власть Азербайджана. 

Азербайджанская Республика в 1918-1920 годы имела дипломатические отношения с целым рядом государств. С некоторыми из них были подписаны договоры о принципах взаимоотношений; шестнадцать государств открыли свои миссии в Баку.

Таким образом, 12 января 1920 года Верховный Совет Союзных Держав на Парижской мирной конференции признал независимость Азербайджана де-факто.

Глава азербайджанской делегации на Конференции 1 ноября 1920 года направил Генеральному секретарю Лиги Наций письмо, в котором содержалась просьба представить Ассамблее Лиги заявку о вступлении Азербайджанской Республики в члены Организации.

Генеральный секретарь в своем Меморандуме от 24 ноября 1920 года отметил, что мандат азербайджанской делегации на Парижской мирной конференции был получен от правительства, которое было у власти в Баку до апреля 1920 года. Таким образом, в Меморандуме отчетливо обращается внимание на тот факт, что в момент представления азербайджанской делегацией заявки (1 ноября 1920 года) и опубликования Меморандума (24 ноября 1920 года) правительство Азербайджанской Республики, выдавшее мандат делегации, с апреля 1920 годау власти де-факто уже не находилось. Далее в Меморандуме указывалось, что это правительство контролирует не всю территорию страны.(4)

В этом контексте, наиболее важной частью упомянутого Меморандума Генерального секретаря Лиги Наций является раздел «Юридические соображения», в котором напоминаются содержащиеся в статье 1 Устава Лиги Наций условия принятия в Организацию новых членов, включая требование к государствам быть полностью самоуправляемым. 

Соответствующие документы Лиги Наций полностью опровергают утверждения армянской стороны о том, что Лига Наций не приняла Азербайджан в свои ряды ввиду якобы его территориальных притязаний на так называемые армянонаселенные территории и отказа признать контроль Азербайджана над Нагорным Карабахом. Очевидным же является то, что государство, значительная часть территории которого к моменту рассмотрения в Лиге Наций его заявки была оккупирована, а правительство, подавшее эту заявку, свергнуто, не могло рассматриваться как полностью самоуправляемое в смысле статьи 1 Устава Лиги Наций. Таким образом, именно эти условия не позволили Азербайджану быть принятым в Лигу Наций.

 Помимо вышеупомянутых фактов о признании Союзными Державами власти Азербайджана над Нагорным Карабахом, тезис о том, что Карабах не находился под юрисдикцией независимого Азербайджана, когда он стал частью Советского Союза, опровергается также решением Кавказского бюро ЦК РКП (б), которое в ответ на территориальные притязания Армении несколько раз рассматривало проблему и на состоявшемся 5 июля 1921 года заседании вынесло решение оставить Нагорный Карабах в пределах Азербайджанской ССР. Одновременно Азербайджанской ССР было предложено предоставить Нагорному Карабаху широкую автономию. 

Так, 13 октября 1921 года в Карсе, при участии РСФСР, заключается Договор о дружбе между Армянской ССР, Азербайджанской ССР и Грузинской ССР, с одной стороны, и Турцией – с другой. В статье 5 Договора правительства Турции, Армении и Азербайджана выразили согласие с тем, «что Нахичеванская область... образует автономную территорию под покровительством Азербайджана».

13 декабря 1922 года была образована Закавказская Социалистическая Федеративная Советская Республика (ЗСФСР). Конституция ЗСФСР подтверждала тот факт, что Нахичеванская Республика является неотделимой и составной частью Азербайджана, на правах автономной единицы. Согласно этой Конституции положение автономных республик и областей (Абхазия, Аджаристан и Южная Осетия) не изменялось.

Ни в Карсском Договоре, ни в Конституции ЗСФСР о нагорной части Карабаха не было никакого упоминания, поскольку она официально признавалась неотъемлемой частью Азербайджана, в том числе и со стороны Армянской ССР.

Так, 7 июля 1923 года, то есть на следующий день после принятия первой Конституции СССР, Центральный Исполнительный Комитет Азербайджанской ССР издал Декрет «Об образовании автономной области Нагорного Карабаха».

Статус Нагорного Карабаха как автономной области в составе Азербайджанской ССР был закреплен в Конституциях СССР 1936 и 1977 годов.

Правовое положение НКАО в соответствии с Конституцией СССР и Конституцией Азербайджанской ССР определялось Законом «О Нагорно-Карабахской автономной области», принятым Верховным Советом Азербайджанской ССР 16 июня 1981 года.

Согласно статье 78 Конституции СССР, территория союзной республики не могла быть изменена без ее согласия. Границы между союзными республиками могли изменяться по взаимному соглашению соответствующих республик, которое подлежало утверждению Союзом ССР.(12) Данное положение закреплялось также в Конституциях Азербайджанской и Армянской ССР.

В связи с принятием в конце 80-х годов прошлого столетия неправомерных решений, направленных на отделение НКАО от Азербайджанской ССР и присоединение области к Армянской ССР, Верховный Совет СССР и его Президиум несколько раз рассматривалиситуацию в связи с нагорно-карабахским кризисом. В принятых высшим органом государственной власти бывшего Союза ССР решениях однозначно признавалось невозможным изменение границ и установленного на конституционной основе национально-территориального деления Азербайджанской ССР и Армянской ССР.

Таким образом, весь процесс по отторжению Нагорного Карабаха от Азербайджанской ССР в пользу Армянской ССР, формально начатый 20 февраля 1988 года, сопровождался очевидным нарушением Конституции СССР и, тем самым, не порождал каких-либо юридических последствий.

Правоту этой оценки косвенно подтверждает предпринятая армянской стороной 2 сентября 1991 года очередная попытка узаконить отделение Нагорного Карабаха. Вотличие от всех предыдущих решений, провозглашение в этот день «Нагорно-Карабахской Республики» обосновывалось Законом СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля 1990 года.

Прежде всего необходимо отметить, что целью этого Закона СССР, было регулирование взаимоотношений в рамках СССР путем установления определенной процедуры, которойдолжны были следовать союзные республики в случае выхода из состава СССР. Выходсоюзной республики из СССР должен был осуществляться по результатам свободноговолеизъявления народа этой республики, выраженного на референдуме, решение опроведении которого принималось Верховным Советом союзной республики.

В то же время, согласно этому же Закону, в союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум должен был проводиться отдельно по каждой автономии, за народами которых закреплялось право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе.

Важно подчеркнуть, что выход союзной республики из СССР мог считаться состоявшимся только после прохождения сложной многоступенчатой процедуры и, в конечном итоге, принятия соответствующего решения Съездом народных депутатов СССР.

Однако до того момента, когда Союз ССР прекратил свое существование как субъект международного права, упомянутый Закон не был применен и, соответственно, не имел никаких юридических последствий, так как ни одна союзная республика, в том числе Азербайджан и Армения, не воспользовалась предусмотренной в нем процедурой выхода. 

До обретения в полном объеме государственной независимости Азербайджанской Республикой и ее признания международным сообществом территория, на которой до 26 ноября 1991 года существовала НКАО Азербайджанской ССР, продолжала оставаться составной частью Азербайджана. 

После распада СССР международно-правовая доктрина uti possidetis juris легла в основу международной, региональной и национальной легитимации границ новых независимых государств.

Согласно доктрине uti possidetis juris, с момента обретения Азербайджанской Республикой независимости бывшие административные границы Азербайджанской ССР, в пределах которых находилась также НКАО, считаются международными и защищаются международным правом. Данное понимание закрепляется также в известных резолюциях Совета Безопасности ООН по нагорно-карабахскому конфликту.

Что касается выдвигаемого армянской стороной тезиса о том, что, провозгласив восстановление государственной независимости 1918-1920 годов и, тем самым, став правопреемником существовавшеей в те годы АДР, Азербайджан якобы лишился оснований претендовать на границы советского периода, то внимание должно быть привлечено к статье 11 Венской Конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров, согласно которой «правопреемство государств как таковое не затрагивает: а)границ, установленных договором…».

Иными словами, хотя данное положение касается непосредственно внешних границ бывшего СССР, установленных заключенными им международными договорами, оно фактически представляет собой концептуальный международно-правовой подход в отношении продолжения существования границ, несмотря на правопреемство, а именно то, что изменениесуверенитета не в силах поколебать эти границы, имеющие постоянный характер.

Подводя итоги данного аналитического исследования, хотелось бы заключить:

1.несмотря на допускаемые официальным Ереваном очевидные искажения приосвещении вопроса рассмотрения заявки Азербайджана о членстве в Лиге Наций и умалчивание ответа Лиги на аналогичную заявку самой Армении, выводы этой организации тем не менее не могут служить основанием для пересмотра сложившихся впоследствии территориальных рамок государств. В противном случае, если согласиться с доводами армянской стороны, то под сомнение будет поставлена международная правосубектность самой Армении.

2. Согласно Конституции СССР Нагорный Карабах был автономной областью в составе Азербайджанской ССР. Правовое положение НКАО в соответствии с Конституцией СССР и Конституцией Азербайджанской ССР определялось Законом «О Нагорно-Карабахской автономной области», принятым Верховным Советом Азербайджанской ССР 16 июня 1981 года.

3. Провозглашение 2 сентября 1991 года «Нагорно-Карабахской Республики» противоречило Конституции СССР, согласно которой территория союзной республики не могла быть изменена без ее согласия, а границы между союзными республиками могли изменяться по взаимному соглашению соответствующих республик, которое подлежало утверждению Союзом ССР. При этом ссылка на Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля 1990 года несостоятельна, так как предусмотренный в этом Законе обязательный механизм для оформления выхода из состава СССР не был задействован Азербайджаном ни до, ни после 2 сентября 1991 года.

4. Автономная область просуществовала до 26 ноября 1991 года, когда Верховным Советом Азербайджанской Республики был принят Закон об ее упразднении.

5. Согласно доктрине uti possidetis juris, с момента обретения Азербайджанской Республикой независимости бывшие административные границы Азербайджанской ССР, в пределах которых находилась также НКАО, считаются международными и защищаются международным правом. При этом важно заметить, что изменение суверенитета в результате распада СССР и заявленное бывшими союзными республиками правопреемство не могли поколебать их границы, существовавшие к моменту обретения независимости и имеющие постоянный характер. 

P.S. Отсутствие конкретных перспектив для скорейшего решения конфликта и сохранение ситуации «ни мира, ни войны» является постоянной и прямой угрозой демократической безопасности, независимости и развитию Азербайджана. Это также является основным источником нестабильности во всем южно-кавказском регионе.


Камран Бехбудов,

доктор по правовым наукам

Опубликовано: 15 Май, 2015 10:09 | Просмотров: 1911 | ]]>Печать]]>
All right reserved www.elections.az
Powered by Danneo